Хроники Дюны вики
Advertisement
Ordune Данная статья относится к Оригинальной Дюне
Предмет данной статьи упоминается в произведениях других канонов, которые могут противоречить друг другу, поэтому для него могут иметься отдельные подстраницы:
  • Баззелл в «Расширенной Дюне»
  • Баззелл в Энциклопедии Дюны


Баззелл был планетой, наиболее известной блестящими камнями, которые были найдены в ее морях.

Описание планеты[]

На планете было немало Чёрного Камня. Планета была базой Бене Гессерит. Также там нередко появлялись Контрабандисты.

Большая часть планеты покрыта океаном. Очень холодный климат, имеются скалистые острова, каждый размером не больше корабля-невидимки. Однажды Орден избрал Баззелл местом наказания и ссылки. Баззелл был местом, где им удалось размножить одноногое морское существо — холистер, содранный панцирь которого продуцировал замечательную опухоль, в этой опухоли зарождались самые дорогие драгоценные камни во всей вселенной - Камни Су. Для обитателей Баззелла обладание этим сокровищем было ничего не значащей вещью. Камни можно было собирать на побережье, словно гальку.

Цитаты[]

« Саму же катастрофу учинили Многоликие, будь они навеки прокляты. Они и их футары! Та легкость, с какой были конфискованы Оружие и Заряды! Это же чудовищная сила! Надо как следует вооружиться, прежде чем возобновить битву. Дама права.

— Да, та планета — Баззелл, — проговорила Великая Досточтимая Матрона. — Ты уверена, что ее никто не защищает?

— Мы не смогли обнаружить там никаких признаков оборонительных систем. Контрабандисты говорят, что ее действительно никто не защищает.

— Но там так много Черного Камня!

— Здесь, в пределах Старой Империи, редко кто отваживается нападать на ведьм.

— Мне не верится, что на этой планете только горсть ведьм! Наверно, это какая-то ловушка.

— Такое всегда возможно, Дама.

— Я не доверяю контрабандистам, Логно. Плените еще несколько человек и выпытайте больше подробностей о Баззелле. Может быть, ведьмы и слабы, но я не думаю, что они глупы.

— Слушаюсь, Дама.

— Передай иксианцам, что они очень расстроят меня, если не смогут воссоздать Оружие.

— Но без Заряда, Дама…

— Этим мы займемся, когда наступит нужный момент. А теперь иди.

»
« Поведение Дортуйлы было безупречным. Прямой взгляд, глаза и лицо собраны, при этом не видно никаких попыток утаить что-то. При достаточной тренировке Сестры умели проникать сквозь такие маски. Дортуйла действовала по крайней необходимости. Она однажды сделала глупость, но теперь она никогда больше не будет их совершать.

Как называется эта планета наказаний?

На рабочем столе высветилось название: Баззелл.

Это слово внезапно насторожило Одраде. Баззелл! Пальцы заплясали по консоли управления, чтобы освежить память. Баззелл: большая часть планеты покрыта океаном. Холодный климат. Очень холодный. Скалистые острова, каждый размером не больше корабля-невидимки. Однажды, очень давно, Орден избрал Баззелл местом наказания и ссылки. Предметный урок: «Аккуратнее, девочка, иначе ты попадешь на Баззелл». Вспомнила Одраде и еще одно ключевое слово: камень су. Баззелл был местом, где им удалось размножить одноногое морское существо — холистер, содранный панцирь которого продуцировал замечательную опухоль, в этой опухоли зарождались самые дорогие драгоценные камни во всей вселенной.

Камень су.

Один из таких камней украшал застежку ворота платья опальной Сестры. Благодаря освещению кабинета цвета драгоценности играли, переливаясь от бирюзового до розовато-лилового. Камень был велик, размером приблизительно с глазное яблоко, и хвастливо заявлял о благосостоянии владелицы. Хотя скорее всего для обитателей Баззелла обладание этим сокровищем было ничего не значащей вещью. Камни можно было собирать на побережье, словно гальку.

Камни су. Это было очень важно. По замыслу Бене Гессерит сестра Дортуйла имела частые контакты с контрабандистами. (Свидетельство тому — обладание кораблем-невидимкой.) Так что ухо надо держать востро. Не важно, что они беседуют сейчас как Сестра с Сестрой, Одраде, кроме того, еще и Верховная Мать, а гостья — Преподобная с планеты наказания.

»
« — Распространенная причина распространенной проблемы. — Это был штамп, расхожее решение в практике Бене Гессерит. Невзирая на данные чувства истины, Дортуйла советовала только присматриваться и внимательно изучать неожиданное предложение.

— Почему эти люди из Рассеяния вообще-появились на Баззелле? Потому что Досточтимые Матроны проигнорировали Баззелл и сочли его слишком мелкой мишенью для своего нашествия?

— Это маловероятно, — возразила Дортуйла.

Одраде была вынуждена согласиться с таким выводом. Не важно, какое низкое задание первоначально имела Дортуйла на планете наказаний, в настоящее время она распоряжалась несметными сокровищами и располагала кораблем-невидимкой, который доставил ее к Верховной Матери. Кроме того, Дортуйла не перестала быть Преподобной Матерью. Она знала, где находится Капитул. Это знание было недоступно преследователям. Они знали, что любая Преподобная Мать скорее убьет себя, чем предаст Общину Сестер.

»
« — Это очень интересно, Верховная Мать, — горячо заговорила Дортуйла. — Мне очень льстит то, что вы по-прежнему считаете меня Сестрой и даже в чем-то похожи на меня, проявляя интерес к древней живописи, но все же мы обе понимаем, зачем я рискнула прибыть сюда, на Капитул.

— Контрабандисты.

— Конечно. Досточтимые Матроны не могли не знать, что я нахожусь на Баззелле. Контрабандисты продадут все что угодно тому, кто предложит высокую цену. Мы должны априори допустить, что они извлекли выгоду из своих знаний о Баззелле, о камнях су и о Преподобной Матери, которая там проживает вместе со своей свитой. Не надо забывать и о том, что меня нашли торговцы.

Проклятие, подумала Одраде. Дортуйла — это советница, которую она всегда хотела бы иметь рядом. Интересно, сколько еще сокровищ развеяно по свету по вполне заурядным причинам? Почему мы так часто отбрасываем в сторону самых талантливых людей? Это древняя слабость, которую так и не сумела изжить Община Сестер.

— Думаю, что нам удалось узнать нечто ценное о Досточтимых Матронах, — сказала Дортуйла.

Не стоило даже кивать в подтверждение согласия. Именно эта причина привела Дортуйлу на Капитул. Свирепые охотники собирались в стаи и убивали и жгли в пределах Старой Империи всех, кого они подозревали в связях с Бене Гессерит. Однако они не тронули Баззелл, хотя знали его местоположение.

— Почему? — вслух спросила она.

— Никогда нельзя разрушать свое собственное гнездо, — проговорила Дортуйла.

— Ты думаешь, что они там?

— Пока нет.

— Но ты думаешь, что Баззелл — это место, которое им нужно?

— Это первичная проекция.

Одраде в изумлении уставилась на Преподобную Мать. Значит, у Дортуйлы есть еще одно хобби? Она погружается в Другую Память, оживляя и возрождая существующие там таланты. Кто может осудить ее за это? Должно быть, на Баззелле время тянется нестерпимо медленно.

— Суммация ментата, — обвиняющим тоном заговорила Одраде.

— Да, Верховная Мать.

Как она смиренна.

Преподобные Матери имели право пользоваться Другой Памятью только с разрешения Капитула и только под руководством и при поддержке со стороны других Сестер. Следовательно, Дортуйла продолжала оставаться мятежницей. Она следовала своим желаниям, внушенным ей ее бывшим любовником. Отлично! Бене Гессерит нуждается в таких мятежницах.

— Баззелл нужен им целым и невредимым, — продолжала Дортуйла.

— Мир, изобилующий водой?

— Это прекрасное место для рабов-амфибий. Это не футары и не торговцы. Я внимательно изучила их.

Все говорило в пользу того, что Досточтимые Матроны собираются доставить на Баззелл рабов — видимо, амфибий — для сбора камней су. Такие рабы вполне могли быть в распоряжении Досточтимых Матрон. Знание, породившее футаров. Вполне могло породить все, что угодно.

— Рабы — это очень неустойчивое равновесие, — заметила Одраде.

Дортуйла впервые за встречу позволила себе обнаружить эмоции. Отвращение заставило ее сжать губы в тонкую полоску.

Матроны создавали общество, рисунок которого предсказывал неизбежное крушение рабства и холопства. Вы создаете резервуар ненависти. Непримиримых врагов. Если у вас нет надежды истребить всех врагов, то не смейте даже пытаться это делать. Приложите все усилия, чтобы смягчить противостояние, ибо тяжкое угнетение сделает ваших врагов сильными. Угнетенные дождутся своего часа и тогда только небо сможет помочь угнетателям. Это обоюдоострое лезвие.

Угнетенные всегда учатся у угнетателей и копируют их. Когда роли меняются, наступает время для мести и насилия. Так роли меняются до бесконечности и до тошноты однообразно.

— Они никогда не повзрослеют? — горестно спросила Одраде.

У Дортуйлы не было ответа на этот вопрос, но зато было предложение.

— Я должна вернуться на Баззелл.

Одраде обдумала это предложение. Опять опальная Преподобная Мать опередила Верховную. При всем несогласии с формой такого решения обе понимали, что это было бы наилучшим действием. Футары и торговцы вернутся. Более важно, что, поскольку Досточтимые Матроны проявляют неподдельный интерес к Баззеллу, они скорее всего следили за визитерами. Теперь Досточтимые Матроны должны начать действовать, и эти действия могут многое выявить.

— Естественно, они думают, что Баззелл подобен приманке в мышеловке, — сказала Одраде.

— Я могу дать им знать, что была изгнана моими Сестрами, — предложила Дортуйла. — Это можно подтвердить документально.

— Ты хочешь использовать себя как приманку?

— Верховная Мать, что, если их удастся склонить к переговорам?

— С нами? — Какая неожиданная идея!

— Я понимаю, что их история не изобилует переговорами, но…

— Это блистательно! Но давай еще глубже заманим их в западню. Скажем, я убеждена, что должна прибыть к ним с предложением о подчинении им Бене Гессерит.

— Верховная Мать!

— Я не собираюсь сдаваться. Но как иначе заставить их разговаривать?

— Баззелл — не самое лучшее место для переговоров. У нас довольно ветхие и неказистые дома.

— На Джанкшн все устроено более крепко. Если они предложат Джанкшн местом встречи, сможешь ли ты сделать вид, что им удалось тебя убедить?

— Это потребует тщательного планирования, Верховная Мать.

— Весьма тщательного. — Пальцы Одраде заплясали по консоли управления. — Да, сегодня, — ответила она на высвеченный на панели вопрос.

Она взглянула на Дортуйлу:

— Я хочу, чтобы сегодня ты выступила на Совете до того, как вернешься на Баззелл. Мы тщательно все обсудим, но я уверяю тебя, что ты получишь открытое назначение. Очень важно выманить их на переговоры… и ты понимаешь, что мне претит использовать тебя как приманку.

»
« В нашем распоряжении осталось шестнадцать планет. В это число входит Баззелл, эта планета находится под непосредственной угрозой. Только шестнадцать! Она отбросила эту мысль. Сейчас не время попусту горевать. »
« Осталось только двенадцать планет, включая Баззелл, а безликий убийца с топором подкрадывается все ближе и ближе. »



« На траве, обрамлявшей плиты двора, выступила роса. Там, когда солнце взойдет достаточно высоко, слуги расставят столы и стулья. Она распорядилась, чтобы сегодня была хорошая погода и Управление постаралось на совесть. Доклад Логно был интригующим. Итак, старая ведьма вернулась на Баззелл. Она была не на шутку разозлена. Великолепно. Совершенно очевидно, что она знала, что за ней следят, и встретилась со своим руководством, попросив, чтобы ей разрешили покинуть Баззелл и спрятаться в надежном укрытии. Но она получила отказ. »
« Вернулась Логно. Дама безошибочно узнавала ее по крадущейся походке.

— Старую ведьму доставят с Баззелла со всеми ее слугами, — доложила Логно.

— Не забудь о футарах.

— Я уже распорядилась, Дама.

»


« Опять эта проклятая баба из Управления Связи! — Да?

— Беллонда говорит, что должна немедленно сообщить вам о послании, полученном с Баззелла. На планету прибыли какие-то чужаки и увезли с собой всех Преподобных Матерей.

»


Появления[]

Advertisement